Большая часть страданий может быть тотчас же устранена

Я сам создаю себе страдания, говоря нет тому что есть

Некоторые вещи, такие как постоянная боль, а это в принципе можно так назвать, постоянная боль, могут также стать учителем. Я знаком с людьми, у которых было именно так. У них никогда не было другого учителя, кроме как боли на протяжении многих лет. Повреждение тела, необратимое повреждение тела, сильная инвалидность. Они были вынуждены отказаться от внутреннего сопротивления так, что боль, ее функция медленно стерла личность, отдельное «я», растворила ее, почти как на мельнице.

Когда происходит такое приятие, отдача себя боли или тяжелому телесному повреждению, либо отсутствию одного из органов восприятия, зрения, слуха, тогда это становиться духовным учителем, и будет медленно разрушать эго. Когда страдаешь осознанно – это является ключом. Страдать осознанно, осознанно переносить боль это значит не оказывать сопротивления.

Существуют даже определенные школы внутренней трансформации, которые это используют. Например, в Индии существуют люди, на западе над ними смеются, говорят, что они сумасшедшие, но они не сумасшедшие. Это очень странно видеть для западных людей, человек сам себе причиняет боль. Я это не рекомендую делать – это не для нас. Но для тех, кто это делает, для них это является путем. Многие это имитируют, но есть и такие, кто действительно придерживается этого пути.

В Индии можно увидеть невероятные вещи; люди, которые годами стоят на одной ноге, либо катятся по земле, и так сотни километров. Можно сказать, это сумасшествие. Либо причиняют себе различными способами боль и практически ничего не едят. То, что они делают – это осознанно страдают, не оказывая сопротивления. Чтобы совместить страдание с чутким приятием. Так как все в материальной самости ощетинивается против этого.

Поэтому для некоторых людей это тоже путь. Но это совсем не обязательно – осознанно создавать страдание, и затем это использовать. Возможно для некоторых это хорошо, но в жизни достаточно страданий, которые нам встречаются, и которые можно использовать. И чем большая часть страданий может быть распознана как ошибочная позиция, и может быть тотчас же устранена с помощи отдачи моменту Сейчас. Большая часть страданий в тот же момент отпадает, если осознать, что в этот момент я сам создаю себе страдания, говоря нет тому, что есть. Так от страданий отпадает огромный кусок.

Есть и другие формы. И у тела боли это накопленные страдания, которые в большинстве случаев не сразу уходят прочь. Они остаются на некоторое время, и затем нужно осознанно с ними жить, осознанно жить с телом боли, либо когда боль присутствует, но не совсем понятно, почему она появилась. Физическая боль в нашей жизни, она присутствует и не уходит. Могу ли я осознанно встретить боль. Как бы это ни было тяжело, и сколько бы всего во мне этому не сопротивлялось, осознанно страдать, тогда это очень быстро приведет к трансформации сознания.

А когда происходит трансформация сознания, очень часто вместе с ним наступает излечение. Но осознанное страдание никогда не бывает средством для достижения цели, иначе это уже не подлинное осознанное страдание. Существуют люди, для которых христианство все еще по-настоящему наполнено жизнью. Вероятно, таких людей сравнительно немного, которые используют с этой целью прообраз Христа, и отождествляются со страданием Христа на кресте.

Потому Христос действительно является тем самым человеком, человек, прообраз человека, путь человека. Крест это фиксация на вещественном, материальном. Потом приходит принятие и отпускание себя, затем наступает выход за пределы этого. Внезапно орудие пыток становиться божественным символом, именно тот предмет, который тебе причинял страдание. С помощью отпускания себя:

"Да свершиться воля твоя"

Твоя воля – это воля Бытия. Так орудие пыток неожиданно превращается в символ божественного, становится проходом. Существовали христиане, и возможно некоторые еще существуют, они говорят:

"Я страдаю с Иисусом на кресте"

И это приводит к тому,что они полностью принимают страдание. Это их способ осознанного страдания. Тогда страдание выполняет свою функцию. Тебе было показано, как страдание может трансформировать. Это и есть путь. Проникновение в образ Иисуса на кресте. Такое возможно для некоторых людей. Я не был христианином в прямом значении этого слова. В широком смысле слова я христианин, буддист, индуист и все остальное. Я никогда не был христианином в прямом значении этого слова, но когда-то, когда я увидел страдания, крест, Иисус на кресте, я внезапно осознал его значение, которое находиться далеко за пределами слова Христианство.

Символ всего человечества, прекрасный символ всего человечества, если осознать его истинное значение. Если его не распознать, то можно сказать, что это так ужасно, да. Но все же тут присутствует глубина. И пока существует страдание, осознанно: все есть так, как есть. И тогда начинается превращение, растворение самости.

Когда я учился в университете, я видел одного человека. Он сидел в инвалидном кресле, его возили к обеду. Студенты должны были его кормить. Он всегда приходил с несколькими студентами, и его голова свисала, он уже не мог ею двигать. Еда выпадала из его рта. Один студент должен был его кормить, другой держать снизу тарелку, третий должен был интерпретировать кряхтения и звуки, которые он издавал. Мало кто мог понять, что он говорит. Я спросил:

Кто это?,

они ответили:

"Это здешний профессор, у него неизлечимая болезнь"

Кто-то рядом со мной сказал:

"Что за ужасная судьба? Быть таким больным, когда тело становится все более парализованным?"

Он больше не может ничего делать. Абсолютно беспомощный. Я его видел там каждый день. Затем, когда я покинул университет, прошло много лет, и я случайно увидел его фотографию на первой странице одной известной газеты. Он стал всемирно известным физиком. Я прочитал интервью с ним. И я все еще помню одну строчку. В ней он сказал о своей жизни:

"Разве может кто-то желать чего-то большего?"

Когда-то мы повстречались, когда он еще не был знаменит, я ему открыл дверь, когда он появился на своем инвалидном кресле. Он посмотрел мне в глаза, я посмотрел на него, и я увидел в его глазах, что там отсутствует боль, там не было совсем никакой психологической боли. Вероятно, тогда уже в нем прекратилось сопротивление. Его мышление стало очень созидательным и ярким. В этой ситуации он стал известным физиком. Любой человек сказал бы:

"Это так ужасно"

А он смог это принять. Он больше не беспокоился о себе, потому что самость распалась, была попросту растворена болью и страданием, и для дела использовался лишь интеллект. Больше не было никаких проблем.

"Разве может кто-то желать чего-то большего?",

сказал он. Он живет до сих пор. И уже двадцать пять лет подряд врачи говорят, что ему осталось жить около двух лет.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот тест проводится для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Если вам понравилась статья, вы можете подписаться на RSS или email-рассылку (Доставка от FeedBurner).