Преодоление страха

Опубликовано raufkul - пт, 09/08/2017 - 16:48
Преодоление страха

...Вольфганг Аклевитц задает вопрос:

"Вот уже в течении десятилетий я испытываю переживания, когда во мне поднимается страх в тот момент, когда я выступаю с речью, или когда мне предстоит выступать перед большой группой людей и в других похожих ситуациях. Я не могу запрограммировать себя для того, чтобы принять это и говорить. Что я могу сделать с этим?"

Самое простое это сидеть перед группой людей, и говорить о том, что ты чувствуешь в этот момент. Так, чтобы ты мог сказать:

"В то время, как я сижу здесь, мои ладони становятся влажными, я чувствую дрожь в теле, во мне присутствует паника, меня вгоняет в пот потому, что я говорю с вами"

И чем больше ты говоришь о своих ощущениях, тем быстрее ты выходишь из этого состояния. И ты соединяешься с людьми благодаря простой правде:

"Я так нервничаю"

Окей, нервничать это нормально. И ты начинаешь принимать то, что есть. Здесь нет никакого - мне следовало бы. Нет, ты говоришь от сердца, абсолютно искренне и открыто. И тогда ты находишь контакт с людьми. И через несколько минут, если тебе есть, что сказать, это выйдет из тебя. Если же тебе нечего сказать, то тогда тебе лучше иметь заготовленную написанную заранее речь. Я помню, когда я еще находился в ловушке эго, в возрасте двадцати с небольшим лет, мне было трудно говорить, обсуждать что-либо в присутствии даже четырех, пяти людей, потому что для меня это было равноценно публичному выступлению. Я сидел и думал:

"Следует ли мне сказать что-либо или нет?"

И очень часто я не говорил ничего. Страх исчезает, когда ты делаешь то, что боишься делать, вместо того, чтобы думать об этом, если конечно это тебя не убьет. Очень часто ответом является действие, а не думание об этом. Делай, а затем смотри. У меня был друг, который приходил ко мне время от времени. Ко мне часто приходили люди за каким-либо духовным советом. Однажды он познакомился с женщиной в интернете, и после этого он приходил ко мне каждую неделю, и говорил о том, что отношения становятся все глубже и глубже. Я спросил его:

"Какие отношения?"

А он ответил:

"Ну, мы беседуем друг с другом"

А затем через некоторое время они даже начали разговаривать по телефону. И он сказал:

"Я начинаю по-настоящему влюбляться в эту женщину. Я постоянно думаю о ней"

А я сказал ему:

"Нет, ты думаешь не об этой женщине. В твоей голове есть ментальный образ этой женщины о том, какая она. Вот о нем ты и думаешь"

Он сказал:

"Да, но я женат. Следует ли мне встречаться с ней?"

Я сказал:

"Ты должен встретится с ней. Я даже не собираюсь говорить об этом с тобой больше. Иди и встреться с ней"

И в самом деле это было концом отношений. Они закончились через одну минуту. А затем я перестал принимать людей индивидуально. Все проблемы, а это возможно наиболее очевидная разновидность созданной умом проблемы, создаются неосознанным мышлением. Все проблемы. Когда это уходит, и ты выходишь за пределы навязчивого неосознанного мышления, все с чем ты остаешься это то, что есть прямо сейчас. Чтобы это ни было. Ситуация, в которой ты или предпринимаешь действия, или воздерживаешься от какого-либо действия. В некоторых ситуациях тебе необходимо действовать, а в других ситуациях ты можешь сказать:

"Я прямо сейчас не могу ничего сделать"

Так что ты можешь действовать или не действовать. Но, ни то, ни другое не является проблемой. Действие или не действие. Здесь нет проблемы. Если в этом есть крайняя необходимость, очевидно, требуется действие. В других случаях, если действие возможно оно будет иметь место, если же нет, если сделать ничего не возможно, тогда уступи, прими, отпусти. Будь присутствующим.

И если даже ситуация кажется неприемлемой, тогда тебе следует идти даже еще глубже. Так как некоторые ситуации кажутся неприемлемыми. Если ты принимаешь неприемлемое, ты идешь очень глубоко. Неприемлемое означает смерть любимого человека, приближение твоей собственной смерти, потеря твоей любимой машины. Если ситуация неприемлемая, тогда тебе необходимо идти по-настоящему глубоко, потому что это ведет тебя к пробуждению.

И часто действие больше невозможно, когда приближается смерть. Думать в терминах действия это абсурд, но это то, что по-прежнему делают в больницах, - они дают тебе кучу лекарств, чтобы ты мог прожить еще два или три месяца страданий. Или даже шесть месяцев или год. Потому что смерть еще неприемлема для западного ума. Тебе приходится делать что-то до самого конца. Да, действие прекрасно, но приходит время, когда действие должно быть оставлено. И это красиво.

И это тот момент, когда случается настоящая реализация. Я посещаю, происходит ли это через эту форму, или любую другую присутствующую здесь форму, места, где люди учатся тому, как умирать красиво. Где они узнают о преклонном возрасте. И это такие места, куда людей отправляют с глаз долой, чтобы они сидели и ожидали неприемлегого, глядя телевизор. Но настоящие места духовности, где они могут воспользоваться величайшей возможностью, которая появляется в преклонном возрасте, когда тело начинает растворяться. И это величайшая возможность для пробуждения. Это может быть расцветом жизни...