Глубинное интервью с Экхартом Толле

Опубликовано raufkul - пт, 09/08/2017 - 16:30
Глубинное интервью с Экхартом Толле

Вопрос: "Я начну. Знаю, что вы не любите говорить…, не находите свою историю важной. Но все же я бы хотела задать несколько вопросов о вашей жизни и вашем прошлом. Итак, где вы росли, как росли и в какой семье?"

Экхарт Толле: До тринадцати лет я жил на севере-западе Германии. Мой отец был журналистом, моя мать – домохозяйкой. Мои родители развелись, когда мне исполнилось двенадцать. Тогда мой отец отказался от общепринятых норм жизни и «выпал» из общества. Он сделал это очень рано, еще до того, как появился термин «выпадать». Отец переехал жить в Испанию. То есть после развода моих родителей отец переехал в Испанию. Мне очень не нравилось ходить в школу, и в тринадцать лет я отказался это делать.

Это был мой единственный акт неповиновения в детстве. В общем и целом я был очень спокойным и послушным ребенком, но что-то внутри не давало мне ходить в школу. Я просто не мог больше это делать, поэтому я ее бросил. Моя мать не знала, как со мной справляться, и в конце концов было решено, что я уеду в Испанию к отцу, который к тому времени снова женился и продолжал вести очень нетрадиционный образ жизни. Несколько лет он жил на свои сбережения, а потом начал работать.

Так что подростком, с тринадцати до девятнадцати лет, я жил в Испании. Испанский стал моим вторым языком. Я покинул культуру, которая окружала меня первые тринадцать лет жизни, и попал в совершенно иное окружение, иную культуру. И, наверное, это было хорошо, потому что, если человек проводит всю свою жизнь в одном культурном окружении, он становиться обусловленным этой культурой, даже не подозревая об этом. Переживание разных культур в детском возрасте, возможно, сделало эту культурную обусловленность не такой глубокой, не такой жесткой.

Мой отец всегда был очень нестандартным человеком. Некоторые люди, наверное, назвали бы его эксцентричным. Когда я приехал в Испанию, он спросил меня:

"Ты хочешь ходить здесь в школу?"

Конечно же, я ответил «нет». А он сказал:

"Хорошо, не ходи в школу, занимайся тем, что тебе нравиться"

Так я и сделал. Я читал книги, которые мне нравилось читать, изучал их. Начал читать определенную литературу. После обеда и по вечерам ходил на языковые курсы. Еще я изучал предметы, которые казались мне интересными, например астрономию. Так что я рос, особенно в подростковый период, не подвергаясь давлению, которое испытывает большинство молодых людей.

А затем, в девятнадцать лет, я переехал в Англию и стал жить самостоятельно. В Англии мне предложили работу. Хотя у меня не было ни аттестатов, ни дипломов, каким-то чудом мне предложили работу. В течении нескольких лет я преподавал немецкий и испанский в языковой школе. А потом начался некий поиск. В это же время начались депрессии, которые я с тех пор время от времени испытывал. Я жил в состоянии общей тревоги, которая постоянно усиливалась.

Я стремился разрешить дилемму жизни. Я искал ответ в интеллектуальных и философских знаниях, поэтому начал много читать, а потом решил, что, может быть, смогу найти ответы в университетах, у профессоров. Я стал посещать вечерние подготовительные курсы, сдал необходимые экзамены и поступил в Лондонский университет, где стал изучать иностранные языки и литературу. Но я становился все более и более несчастным. Я продолжал искать и поглощал все больше и больше знаний. Постепенно я начал понимать, что, на самом деле, решения дилеммы жизни не было и там.

Помню, в Лондонском университете был профессор, который мне очень нравился. Я ходил на его занятия и восхищался им. Он обладал обширными познаниями. Однажды, в понедельник утром, мы пришли на занятия, и нам сказали, что этот профессор только что покончил жизнь самоубийством. Меня это глубоко потрясло, и я понял, что у людей, у которых я надеялся получить ответы на свои вопросы, в действительности, тоже их не было. Поэтому, моя депрессия усилилась. Я очень хорошо сдал выпускные экзамены, потому что усердно занимался – фактически из-за преследовавших меня страха и тревоги. А затем, после окончания Лондонского университета, я около года ничего не делал.

В течении этого года я стал еще более несчастным и отчаявшимся, но именно в это время внутри меня произошла внезапная трансформация. Тогда мне было двадцать девять лет. Я проснулся среди ночи, как это часто со мной бывало. Я просыпался ночью, охваченный отчаянием и огромным страхом. В ту ночь это случилось снова, и вдруг мне в голову пришла мысль:

"Я больше не могу жить с самим собой"

И эта мысль стала повторяться у меня в мозгу:

"Я больше не могу жить с собой"

И внезапно я посмотрел на эту мысль. Я словно отстранился, посмотрел на нее и сказал себе:

"Какая странная мысль. Я один или меня двое? Эта мысль показывает, что здесь есть двое: я и некий Сам, с которым я не могу жить"

Я не мог ответить на свой вопрос. И он снова и снова возникал у меня в уме, как головоломка. Много позже этот вопрос напомнил мне коаны, которые используют в дзен в качестве загадок для остановки сознания. Например, знаменитый вопрос:

"Как звучит хлопок одной ладонью?",

- это один из самых знаменитых коанов. На него нет ответа на интеллектуальном уровне. И вопрос, возникший у меня в сознании, тоже не имел ответа на интеллектуальном уровне:

"Кто есть Я, и кто есть тот Сам, с которым я не могу жить?"

Но этот вопрос вызвал сдвиг внутри меня. Хоть я и не понимал этого тогда, что-то внутри меня разотождествилось с тем Самим, с «несчастливым мной», как я назвал его позже. То есть произошло некое внутреннее разотождествление. То «Я Есмь», которое я позже распознал как cознание, которое и есть я, отделилось от обусловленного существа, обусловленного сознания. Это дало мне ощущение самосознания, осознание того cебя, который большей частью состоял из несчастливых историй.

Затем я почувствовал, будто меня затягивает какой-то энергетический вихрь, будто я растворяюсь в нем. Я стал сопротивляться. Тогда я услышал внутри себя что-то вроде голоса, который сказал:

"Не сопротивляйся ничему"

И я перестал противиться чувству полного растворения и почти исчезновения в Небытии. Я почти ничего больше не помню о той ночи. Помню только, что наутро я проснулся, открыл глаза и посмотрел на свою комнату. Все вокруг выглядело так, словно я видел это в первый раз. Все выглядело свежим, новым, живым…

Свет, падающий через окно, знакомые предметы на столе, все они выглядели свежими, новыми и живыми. Я встал и пошел гулять. Я брел, и все казалось таким безмятежным, даже оживленное движение машин в городе выглядело безмятежным. И я понял, что случилось что-то очень странное. Внезапно все стало наполнено жизнью и умиротворением, и я не знал, почему. И это восприятие оставалось со мной. Безмятежность стала фоном для всего, что со мной происходило, и что воспринимали мои органы чувств, и даже для моих мыслей. И эта безмятежность больше не покидала меня. Но потребовалось довольно много времени, чтобы понять ее, суметь облечь ощущения в слова.

Итак, чуть позже я начал изучать духовные традиции, сначала буддизм, христианство, а потом другие более новые духовные учения. Я очень быстро видел истину, которая часто скрывается под сотнями лет культурных наслоений, интерпретаций и неверных толкований. Я видел эту истину в буддизме, в христианстве – в первоисточниках, и благодаря им мне стало ясно, что со мной произошло. Например, я открыл Новый Завет и прочитал слова Иисуса:

"Мир Божий, который превыше всякого ума"

Именно так со мной и было: я чувствовал умиротворение и не мог понять, что это такое. Должно быть, у Иисуса было то же самое. Внезапно возникло умиротворение, не имевшее никакой причины во внешнем мире. Оно не было вызвано никаким замечательным событием во внешнем окружении. Очевидно, у него не было внешней причины. Когда позже я посетил учителей Дзен и других учений, я сразу же увидел истинность Дзен. А эти учения, в свою очередь, помогли мне понять произошедшее со мной и поместить его в более широкий контекст.

Например, однажды я беседовал с буддийским монахом, который говорил о прекращении потребности в постоянной работе мысли. Он сказал, что суть Дзен заключается в остановке мысли. И я тут же понял то, чего, как ни странно, не понимал раньше: с той самой ночи поток моих мыслей уменьшился, наверное, на 80 процентов. То есть я перестал так много думать, и именно в этом была причина столь глубокого умиротворения.

Я осознал наличие непрерывного «ментального шума», как я его теперь называю, - назойливой и большей частью бесполезной мыслительной деятельности, которым постоянно занято большинство людей. Этот непрерывный поток мыслей прервался. Конечно, мысли не исчезли. Я продолжал думать, когда мне это было нужно, мысли приходили и уходили, но между ними были огромные промежутки тишины. Именно в этих длинных промежутках и интервалах без мыслей я пребывал в этом удивительном состоянии внутреннего мира и покоя.

И я понял, что покой присутствовал внутри меня, даже когда я еще был охвачен тревогой. Он был просто заслонен тревогой, заслонен сверхактивным умом. И вот это понимание постепенно развилось в учение, в духовное учение, которое пытается показать людям, что в них внутри уже есть то, что они, возможно, ищут снаружи. Наполненность жизнью, умиротворение, ощущение глубокой внутренней удовлетворенности уже существуют внутри каждого человека как его самая сокровенная суть.

Поэтому речь идет не о приобретении или достижении чего-то нового (а именно к этому часто стремятся большинство ищущих духовного развития). Все стремятся приобрести что-то, чтобы самореализоваться. Это может быть приобретение на материальном уровне, на уровне ощущений, накопление знаний или богатства. Или такие духовные ищущие могут хотеть добавить некие духовные переживания к тому, кто они есть сейчас или хотят стать другими когда-нибудь в будущем. Но это не возможно, потому что, если вы рассчитываете найти себя когда-то в будущем, то вы теряете себя уже сейчас, теряете самую суть своего существа, которую можно найти только в настоящем мгновении.

Итак, у меня ушли годы на то, чтобы понять сдвиг в осознании, произошедший той ночью, и пока я пытался понять его. Время от времени ко мне приходили люди и задавали вопросы. Постепенно я научился говорить о произошедшем и распознавать в других людях то, что пережил я, то же противоречие, только, может быть, с тем отличием, что я страдал от этого противоречия более остро, чем многие другие. Вот и все. Я был более глубоко погружен в ментальный шум и эмоциональные переживания, чем это обычно бывает. Но во всех людях действует один и тот же механизм.

Сейчас учение призвано указывать на то, что внутри тебя существует измерение, более глубокое, чем то, что ты обычно считаешь собой, более глубокое, чем то “я”, та личная история, которую большинство людей принимают за себя. Поэтому, осознавание этого измерения происходит, когда ты освобождаешь внутри себя пространство для настоящего момента. Потому что осознание может произойти только в результате внутренней синхронизации с моментом "cейчас", как я его называю, который и есть сама жизнь. Поток мышления всегда связан с прошлым и будущим. Поэтому для большинства людей, которые отождествляют себя с умом, каждая мысль наполнена ощущением себя, самости.

Каждая мысль полностью захватывает тебя, и ты находишься внутри нее. Вот что значит отождествление. Каждая рождающаяся мысль становиться "мною". Ты думаешь мысль и оказываешься внутри нее. И большинство людей целыми днями находятся полностью под влиянием потока ума. Одна мысль следует за другой. Внутри этого потока ума существует созданное умом ощущение отдельного «я», состоящее из воспоминаний, опыта прошлого и вещей, с которыми отождествляет себя ум, и которые дополняют мою личность. Все они не более чем мыслеформы. Например, принадлежащие мне вещи, мое знание, мой опыт, то, как со мной обходились люди, или как я обходился с людьми. То, с чем ты отождествляешь себя, и за что потом крепко держится твой ум, становиться твоим «я». Это и был тот "cам", которого я распознал в ту ночь как ненастоящего меня.

Итак, есть поток мыслей, самоотождествление с потоком мыслей, но есть также возможность выйти из этого потока, оставаясь в настоящем мгновении. Однако для большинства людей настоящий момент почти не существует, потому что на самом деле их интересует следующий момент или тот момент, который наступит за ним. Они всегда живут в стремлении к будущему, к следующему моменту. И тот следующий момент, ту точку в будущем, куда им нужно попасть, такие люди подсознательно считают более важной, чем текущий миг. Они отчаянно стремятся к некоему моменту в будущем – будь то сегодняшний вечер, завтра, или какой-либо другой момент, - в любом действии хотят поскорее проскочить его и как можно быстрее попасть в конечный пункт. В той или иной степени.

При этом они не понимают, что будущее существует только в уме, и больше нигде. Поэтому, если ты все время живешь будущим, живешь в западне придуманного мира мыслеформ, которые становятся для тебя более значимыми, чем непосредственная реальность жизни, которая всегда имеет место cейчас. Потому что жизнь полностью состоит из настоящего мгновения.

Большинство людей этого не осознают. Постарайся осознать всю важность утверждения, что твоя жизнь состоит из настоящего момента, твоя жизнь никогда не бывает ничем, кроме настоящего момента. Даже если ты вспоминаешь прошлое, ты вспоминаешь его сейчас, и о будущем ты тоже думаешь сейчас. Но люди живут так, словно настоящий момент является препятствием, которое нужно преодолеть, чтобы добраться до какого-то лучшего момента, который никогда не приходит.

Это безумный способ жить, он делает жизнь тяжелой, превращает ее в постоянное усилие. Мы обусловлены. Человеческий ум, который сам по себе является замечательным инструментом, в какой-то момент в далеком прошлом, много тысяч лет назад приобрел способность мыслить, способность создавать умственные концепции. Это открыло для человечества совершенно новое измерение.

И, конечно же, это сделало человека самым сильным существом на планете. Физически люди не самый сильный вид, но они стали господствовать над всеми остальными видами, благодаря своей способности думать. Способность к мышлению постепенно развивалась. Можно сказать, что произошедшее описано в виде мифа в начале Библии в книге Бытия, когда Адам и Ева съедают яблоко с Древа Познания Добра и Зла. Способность различать «то» и «это» приходит только вместе со способностью думать, анализировать, разграничивать.

Итак, способность думать постепенно развивалась в людях и вначале не являлась проблемой, поскольку она открывала новые возможности. Затем, по прошествии многих тысяч лет, мыслящий ум стал сильнее; его способности постоянно возрастали, и люди постепенно утратили связь с чем-то глубоким и сущностным внутри себя. Мы могли бы назвать это сущностное Бытием, ощущением жизни, разумностью, глубина которой многократно превосходит твое мышление.

Итак, из-за усиления мыслящего ума люди постепенно потеряли способность чувствовать глубокую связь с жизнью. А теперь мы пришли к тому, что все наше осознание себя замкнулось на уме и мышлении. То есть, мы прошли ту необходимую для человечества стадию эволюции, которую можно назвать стадией ума, стадией мысли. И на данном этапе мы полностью одержимы – я использую именно это слово – мы полностью одержимы умом, не осознавая этого. Такое впечатление, что мы не можем перестать думать.

На самом деле можем, но для большинства людей это пока нереально: они не могут не думать, они испытывают навязчивую потребность думать и связывают свое самоощущение с работой мысли. Мы подходим к завершению этого этапа эволюции, и для дальнейшего развития человечеству необходимо выйти за пределы ума, освободиться от одержимости умом, преодолеть навязчивую потребность думать и перейти на более глубокий уровень бытия, как бы вновь обретя то, что было потеряно.

Но когда ты снова обретаешь утраченное, ты обретаешь его с более глубоким осознанием. Именно этот процесс мы проходим сейчас, именно в этот процесс вовлечено все человечество, потому что эволюционная трансформация, трансформация сознания больше не является для человечества какой-то роскошью или дополнительной возможностью. Впервые в истории трансформация сознания стала необходимой для человечества, если оно хочет выжить. Ведь мы разрушаем Землю. Мы создаем ад на планете, которая потенциально является раем...